05 февраля 2014 г.

Фильм-лекция А. Хлобыстина о Клубе "НЧ-ВЧ"

Интервью с О.М.Сумароковым, основателем легендарного клуба НЧ/ВЧ

Клуб "НЧ/ВЧ" и его основатель О.М.Сумароков о времени и о себе
Мой собеседник - Олег Михайлович Сумароков - человек удивительный. Ему уже 68 лет - казалось бы, возраст глубокой старости, а он, как и прежде, полон разнообразных идей, задумок и планов. Олегу Михайловичу, каким-то непонятным образом, удается совмещать в себе несовместимое: он, одновременно, и Священник Единой Лютеранской Церкви России, и солист рок-группы "Преображение", и директор музыкального клуба "НЧ/ВЧ", и поэт... Как все это могло оказаться в одном человеке, причем перепутаться и перемешаться так, что уже и разобрать невозможно, где заканчивается одно и начинается другое, для меня загадка. А началось все лет 15-20 назад, когда сын Олега Михайловича - Леша Сумароков взял в руки гитару и организовал рок-группу "НЧ/ВЧ". Дом Леши постепенно превратился в рок-штаб, где собирались музыканты и "околомузыкальные" люди (часто, кстати, заходил в эту квартиру на улице Воинова Жора Ордановский), пили портвейн, курили травку и, конечно, слушали и играли рок. Может быть тогда, глядя на сыны и на его друзей, Олег Михайлович стал, если так можно выразиться, деятелем российской рок-культуры, а может, все началось еще раньше. Впрочем, пусть он расскажет об этом сам.

Олег Сумароков: Все началось с того, что как-то Юра Байдак поведал мне свою главную проблему - отсутствие репетиционной точки. Я удивился: как это так, музыкантам нет места! А их тогда гоняли отовсюду - всем и везде они мешали. Я поставил этот вопрос в отделе культуры исполкома и, как ни странно, нам это место дали при ПРЭУ. Ну в то время были приняты такие подростково-молодежные клубы при жилищных конторах, так что внешне наш клуб на Каляева, 14 прекрасно вписывался в эту систему. Дали нам сначала одно помещение, но потом я увидел, что весь дом на капремонте, и в нем полно свободных помещений, и, постепенно, этаж за этажом, мы их начали осваивать. То есть, можно сказать, что история клуба "НЧ/ВЧ" началась с самовольного захвата помещений. А так как нас поддерживал отдел культуры, то все эти домовые комитеты нам верили и считали, что наверху нам разрешили такое освоение дома, и в наши дела не вмешивались. В итоге, таким наглым образом, мы заняли все три флигеля, а потом они были закреплены за нами и официально. Я взялся тогда за это дело, потому что определенный опыт клубной работы у меня уже был: в 1965 году мы создали клуб "Россия", который объединял совершенно разных по профессии людей, но все мы были в одном идеологическом ракурсе - защита памятников старины и культуры. Так что, в общем-то, "НЧ/ВЧ" был создан по типу той самой "России". Причем создание "НЧ/ВЧ" совпало с проведением фестиваля "Вторая волна" в 1987 году. Юра Байдак тогда уехал в Таганрог и попросил меня заняться его организацией. Главная сложность была в том, что все группы пришли с нелитованными текстами, так что мне пришлось их залитовать. И тут посыпались группы-участники фестиваля: одни, вторые, третьи... Групп тридцать было. В итоге - провели мы этот фестиваль. Но это еще не было клубом "НЧ/ВЧ", наш устав был утвержден лишь в июле 1987 года, а это была пока только весна.

Первым членом клуба стала группа "НЧ/ВЧ", затем появилась группа "Время Любить" (Рок-клуб тогда ее не признавал, и они два года в нашем клубе репетировали свою программу, а когда они ее показали, то были приняты просто "на ура"), много групп к нам потянулось со "Второй волны" - к нам шли те, кому трудно жилось: "Аукцион", "Сепсис", "Луна", Федя Чистяков с "Нолем" одно время были членами "НЧ/ВЧ", да всех и не перечислишь. И потом, в какой-то момент, я подумал, что нельзя зацикливаться на одной музыке, одна отрасль искусства не может существовать сама по себе; и к нам пришли художники: группа Инала, Сорокин, Котельников, группа "Кочевье" - те, кто не укладывался в общепринятые рамки. Следующим большим включением стали театры: Театр Владимирского, например. Потом появилось параллельное кино в лице группы Кондратьева. Само слово "НЧ/ВЧ" придумал, кстати, Олег Котельников. Он же первый и отошел от клуба : жена его сказала: "Либо "НЧ/ВЧ", либо я". И Олег сдался. А клуб существует до сих пор. Сейчас мы готовимся к нашему десятилетию, есть такая задумка: отпраздновать его в клубе "Перевал". Дело в том, что мы остались без помещения. Я страшно тогда обозлился на музыкантов, из которых было просто не выколотить по двадцать копеек членских взносов. Несколько раз я платил свои деньги. Два года я пытался сохранить помещение, а потом подумал: что я копья ломаю, если все равно денег на ремонт у меня нет и найти я их не смогу. И я предложил Хлебозаводу забрать его бесплатно. Но сам клуб, как организация, жив.

Разговаривая с Олегом Михайловичем, я не мог не спросить о том, что сейчас происходит с группой "Преображение".

Олег Сумароков: Играть мы стали меньше, значительно меньше. И, главным образом, не потому, что многие наши музыканты - Коля Рубанов, Шавейников, Миша Нефедов - участвуют в "АукцЫоне", это полбеды. Самой большое несчастье у нас произошло, когда погиб Сэм (Михаил Семенов - участник групп "Преображение", "Время Любить", "Brain Drain", "Выход" и др. - прим.авт.). Причем погиб до ужаса бездарно - был убит гатчинскими гопниками из-за этого несчастного жилья... А Сэм играл музыку Божественную... Вообще говоря, группа "Преображение" - несколько сатанинская. Надо улавливать тонкую связь между сатанизмом и Божественностью. Дело в том, что группа, изначально, создавалась, как сатанинская, и называлась она "Адский Папа", и я был ее руководителем. И в это время Аня Резник предложила нам выступить в "Юбилейном" на встрече священников и показать там отношение рок-музыки к Богу. Так что нам пришлось сменить название, и новое название мне пришло в голову мгновенно: "Преображение"! И все встало на свои места. Но когда пришло время нашего выступления, все музыканты - по одному - откололись. Сэм сказал, что у него на заводе испытывают новые лопатки, у Фомина диссертация - отказались все повально. И только один Санчо из "Луны" пришел ко мне: "Ну что, Михалыч, поедем?" Приехали мы, нас объявили как группу "Преображение". Санчо затянул какую-то непонятную музыку, а я стал петь молитву за упокой: "Не суди меня, Боже, не дай погибнуть..." И Епархия замерла; замерла, а потом нам долго аплодировали и вызывали на бис. Таким образом и возникла группа "Преображение". В итоге и Фомин, и Сэм, и Берников, да и все остальные стали преображенцами.

На прощание Олег Михайлович передал мне рукопись своего сына Алексея Сумарокова - лидера и автора песен группы "НЧ/ВЧ", которая несколько приоткрывает завесу над тайной исчезновения легендарного Жоры Ордановского, которую мы впоследствии обязательно опубликуем. Мы постараемся встретиться с людьми, которые знали Жору, работали с ним и, может быть, одной тайной в русском рок-н-ролле станет меньше.

Анатолий Платонов
1998